Информационный сайт 🌐

«Культурные и выставочные обмены имеют особый статус»: как застрявшие за рубежом шедевры возвращаются в Россию

В российские музеи начали возвращаться первые экспонаты, застрявшие за рубежом после начала специальной военной операции. В частности, несколько картин, ранее задержанных финскими пограничниками, прибыли в «Эрмитаж», Музей Востока, ГМИИ им. Пушкина и Третьяковскую галерею. Возврат коллекции Морозовых, с сентября прошлого года выставлявшейся в Париже, ожидается к майским праздникам. Подробности — в материале RT.

    Сине-золотой узорчатый павильон №13 на ВДНХ, где располагается филиал Государственного музея Востока, на один день закрыт для посетителей. Жужжит шуруповёрт: мужчины в фирменных толстовках с изображением скарабея на спине открывают бледно-зелёные плоские ящики с надписью Fragile («Хрупкое»). Надев белые перчатки, они аккуратно достают и переворачивают содержимое, снимают защитный материал. Сотрудники Государственного музея Востока в накинутых поверх белых халатах удаляют специальный скотч, которым заклеивается картинное стекло на время транспортировки, просвечивают сбоку поверхность каждого экспоната фонариками: проверяют на поверхностные сколы и царапины, смотрят на сохранность живописи.

    «Всё благополучно», — выносит свой вердикт ведущий реставратор станковой живописи музея Ирина Соловьёва. Три значимых экспоната из коллекции музея — картины Николая Рериха, одну из которых, «Приказ Учителя», он закончил за несколько дней до своей смерти — наконец-то дома.

    «Была бы огромная трагедия»

    С 16 октября по 24 марта три картины Николая Рериха («Приказ Учителя, «Ведущая» и «Заратустра») находились на выставке «Форма бесконечности» в Музее современного искусства «Каза Каваццини» в Удине, Италия. Выставка пользовалась успехом: в небольшой город приезжали со всей страны. Как пояснил RT гендиректор Музея Востока Александр Седов, после завершения выставки все российские экспонаты (включая участников из других музеев РФ) были упакованы и отправлены «по месту прописки». Затраты на транспортировку, как было прописано в контракте, взяла на себя принимающая сторона.

    Для перевозки художественных ценностей стараются использовать наземный транспорт — специально оборудованные подъёмниками и климат-контролем машины. Самолётом везут, если нет другого выхода. Так было и в этот раз: фура должна была за два-три дня проследовать через всю Европу в Финляндию, а оттуда — пересечь границу с Россией.

    С водителями музей был постоянно на связи, добавляет Александр Седов: они несколько раз в день отправляли SMS с коротким отчётом, что всё идёт по графику.

    «Процедура возврата музейных ценностей с зарубежных выставок рутинная, мы многократно через неё проходили. Но внезапно вечером в пятницу (1 апреля — RT.) мы получили извещение, что финская таможня задержала не только нашу фуру, в которой также находились картины из Государственной Третьяковской галереи, но и два других транспортных средства. В одной фуре были вещи с итальянской выставки, из Эрмитажа, «Павловска» и «Гатчины», а во второй — экспонаты из Пушкинского музея, которые прибыли из Японии», — говорит гендиректор Музея Востока.

    «Культурные и выставочные обмены имеют особый статус»: как застрявшие за рубежом шедевры возвращаются в Россию

      Финские таможенники подтвердили задержание на пограничном пункте в Ваалимаа транспортных средств с художественными ценностями. «Таможенные органы подозревают, что грузы содержат товары, подпадающие под действие санкций», — говорилось в сообщении на официальном сайте ведомства Финляндии. Там также отмечалось, что таможня «начала предварительное расследование по делам о правонарушениях с отягчающими обстоятельствами» и что «груз конфискован».

      Фуры с экспонатами пару дней простояли неразгруженными на таможенном посту, а оставшуюся часть недели картины провели в хранилище музея Атенеум в Хельсинки.

      МИД, Минкульт и ФТС России включились в урегулирование произошедшего «недоразумения», как мягко характеризует инцидент Александр Седов. В частности, посол Финляндии в Москве Антти Хелантеря был вызван в российское дипломатическое ведомство, где ему был заявлен решительный протест в связи с задержанием российских культурных ценностей. В итоге финский МИД признал, что право собственности на экспонаты по-прежнему остаётся у российских музеев, и выдал разрешение на перевозку в РФ предметов культуры, относящихся к официальному культурному сотрудничеству.

      «Если бы мы лишились этих картин, это была бы огромная трагедия. Конечно, мы очень переживали. У меня — так точно седых волос за эту неделю прибавилось», — продолжает гендиректор Музея Востока.

      Из-за специфики музея их коллекция нечасто принимает участие в выставках в странах Западной Европы, добавляет Александр Седов. «Сфера наших интересов — преимущественно страны Востока, поэтому мы продолжим работу в этом направлении. Ведутся переговоры о большой выставке в октябре в Нурсултане, также планируем осенью привезти часть коллекции в Петербург, — перечисляет он. — Но в ближайшее время рисковать, отправляя картины далеко за границу, мы однозначно не будем. Что жаль, потому что у нас сложились хорошие отношения, например, с Музеем Николая Рериха в Нью-Йорке. Сейчас, по-видимому, сотрудничество с западноевропейскими музеями в прошлом».

      «Логистика проработана»

      Днём ранее в Государственном Эрмитаже прошла распаковка экспонатов, прибывших с выставки «Гран Тур. Мечта об Италии от Венеции до Помпей». В музей вернулись все отправленные в Милан картины и статуи, среди которых работы Антонио Кановы, Жана Огюста Доминика Энгра, Виже-Лебрен, а также полотно «Семейство Толстых в Венеции» Джулио Карлини.

      Генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский заявил, что все участники возвращения экспонатов подтвердили «очень важную вещь в международном праве — культурные и выставочные обмены имеют особый статус даже в условиях санкционных ограничений». На 24 февраля в мире проводилось более 25 выставок, в которых принимали участие элементы коллекции российских музеев.

      «Культурные и выставочные обмены имеют особый статус»: как застрявшие за рубежом шедевры возвращаются в Россию

        Самая масштабная экспозиция — «Коллекция Морозовых. Иконы современного искусства» — проходила в парижском фонде Louis Vuitton с 22 сентября по 3 апреля. Эрмитаж, ГМИИ им. Пушкина и Третьяковская галерея предоставили для неё порядка 200 работ, в том числе авторства Гогена, Ренуара, Матисса, Боннара, Сезанна, Мане, Моне и Ван Гога. На выставке были также представлены полотна Коровина, Серова, Малевича, Гончаровой и Кончаловского. За время проведения выставки её посетили порядка 1,2 млн человек.

        Возвращение коллекции Морозовых в Россию возможно к майским праздникам, сообщил 11 апреля журналистам спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. «На сегодняшний день, с моей точки зрения, вся логистика возвращения коллекции Морозовых проработана», — сказал он.

        Вместе с тем 9 апреля агентство France Presse со ссылкой на министерство культуры страны сообщило, что две картины из коллекции останутся во Франции. Местные СМИ полагают, что речь идёт об «Автопортрете в сером» Петра Кончаловского и «Портрете Тимофея Морозова» Валентина Серова — обе картины, по сведениям газеты Le Monde, принадлежат попавшим под санкции российским предпринимателям. Ещё один кандидат на то, чтобы задержаться в Париже, по версии французских изданий, — «Портрет Маргариты Морозовой» Серова из собрания Днепропетровского художественного музея.

        Михаил Швыдкой подтвердил, что в коллекции «есть небольшое количество вещей, принадлежащих частным лицам, которые находятся под личными санкциями Евросоюза». По его мнению, их пока целесообразно оставить у организаторов выставки: «Там они будут в сохранности. А владельцы проведут какие-то юридические действия. Естественно, мы не оставим без внимания то, что будет с экспонатами частных коллекций, это тоже зона ответственности, но там есть свои юридические проблемы, иные, чем с государственной частью, которая выведена из-под санкций ЕС».

        По словам Михаила Пиотровского, российские художественные ценности с других выставок «готовятся к возвращению», однако гендиректор Эрмитажа напомнил, что «публичное обсуждение этих процессов вредит безопасности экспонатов».

        Возвращение других экспонатов может быть осложнено запретом на пропуск фур через границу с ЕС, рассуждает гендиректор Музея Востока: «То есть, видимо, придётся везти до границы на зарубежном транспорте, а потом переносить в российский».

        Источник: russian.rt.com

        Получайте обновления в реальном времени прямо на вашем устройстве, подпишитесь сейчас.

        Вам также могут понравиться
        Оставьте ответ

        Ваш электронный адрес не будет опубликован.

        Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.