Информационный сайт 🌐

Станислав Сошников — интервью с артистом Малого театра

Типичная Москва представляет вам интервью с артистом Малого театра — Станиславом Сошниковым. 

Типичная Москва: Вы сразу выбрали для себя театр или сначала были мечты о большом кино?

Станислав Сошников: Изначально каких-то больших мечтаний о кино у меня не было. Мои мастера — Ольга Николаевна и Юрий Мефодьевич Соломины в Щепкинском  училище при Малом театре, учили нас служить прежде всего театру. Кино же воспринималось, как какая-то другая, сопряженная профессия, которую я вот только сейчас начал постигать понемногу.

Театральная атмосфера, конечно, затягивает зрителей: хочется ходить в театр все больше и больше. Можно сказать, что возникает зависимость. То же самое происходит и с актерами? Или бывают моменты творческого кризиса, когда хочется все бросить и уехать подальше?

— Театр — это не только какие-то удивительные дни, связанные с радостью и праздником. Это обычные рабочие будни, в том числе. Конечно, когда устаешь, возникает желание все оставить и думаю, что не только у людей, в театре работающих так бывает. Но наступает следующий день и он приносит новые вопросы и их решения. Конечно театр затягивает актёров точно так же как и зрителей, а возможно и куда сильнее, потому что это  бесконечная игра и если ты не в состоянии сделать ее интересной для себя, то она и зрителю будет скучна. И не избежать  творческого кризиса. 

Как переживать такие моменты? Есть ли у вас какие-то собственные инструменты на любой кризис, который у человека случается?

— Актер — это   такая же профессия и она мало чем отличается от других, если ты ей занимаешься всерьез. С другой стороны, как говорил Моцарт Сальери: “нас мало избранных, счастливцев праздных”, которые позволяют себе совмещать увлечение с профессией. Для борьбы с  кризисом, с так называемым эмоциональным выгоранием  нужно все тоже, что используют  люди  любой другой профессии: спорт, полноценный отдых,  хороший книги и музыка.

Поговорим немного о спектакле. Постановка носит название Петр 1, но нельзя сказать, что она только о Петре. Главное место все-таки занимает ваш герой — царевич Алексей. Это первый в вашей карьере исторический персонаж? Какие у вас были ощущения, когда вас утвердили на главную роль?

— Да это точно первый и может быть  и последний исторический персонаж в моей карьере — ведь никогда не знаешь,  как дальше сложится твоя судьба. А ощущения  от получения роли были удивительные, потому что и личность спорная, и интересная и самое главное, что в отличие от, например,  роли Петра 1, она позволяет много трактовок.  Если об императоре существует очень внятное представление еще и благодаря многим большим актерам его игравшим, то примеров исполнения роли Алексея не так много. Да и в истории он затертый персонаж.  Конечно, такая роль —  подарок для актера. Большой плюс в том, что нет какого-то страшного исторического соответствия, которое нельзя не оправдать. Если говорить об истории, написанной автором, то она во многом литературная, даже романтическая. Это позволяет проводить параллели с собой, развивать персонажа и делать его авторским.

Почему вы считаете, что роль этого исторического персонажа может быть для вас последней? Вам нравятся такие персонажи? Хотели бы сыграть еще какую-нибудь историческую личность?

— Конечно, мне такие роли очень нравятся, потому что играть исторических персонажей очень интересно. Но историческая драма — это не самый популярный жанр как в театре, так и в кино. Это тоже целое событие и большая редкость, тем более когда речь идет о таких известных исторических персонажах. Это накладывает определенную ответственность на актеров, поскольку кто-то по твоей игре будет судить о личности, существовавшей в истории. Я конечно же говорю о рядовом зрителе, который не  углублен в историю. 

Есть ли в характере и в жизненной ситуации царевича Алексея что-нибудь схожее с вами? Что вы привнесли в персонажа от себя, ведь это исторический персонаж?

— В спектакле царевич Алексей является собирательным образом, созданным тремя авторами: Мережковским, который уже под определенной призмой писал трилогию “Христос и Антихрист” и особым образом в этой истории представил царевича Алексея; Владимиром  Драгуновым — режиссером  спектакля, и мной — исполнителем этой роли. Мое восприятие этого героя может быть гораздо более сообразно с чем-то современным и трактую я его по-своему. Если посмотреть на любой сохранившийся портрет царевича, я мало чем на него похож. В истории он известен как персонаж во многом нерешительный и набожный. Я же решил для себя его его образ как  уже свершившегося правителя в изгнании.

В постановке жизнь царевича показана как полное предательство и непонимание. Почему он сталкивается с непониманием и любовью, на ваш взгляд? Неужели во всем виновата его простота и желание жить спокойной размеренной жизнью?

— Ему выпала такая карта — родиться сыном императора. Он должен был соответствовать. История вообще знает много примеров несоответствия детей отцам. Царевич не понимал, почему он не имеет права на свободу. И от этого, конечно озлобился, став инструментом для тех, кто хотел повлиять на Императора. Он стал жертвой двух очень сильных позиций: Петра 1 и его оппонентов. Может быть и сам не понимая, как через него пытаются расправиться с его отцом.

Спектакль — это история, которая намного глубже, чем трагедия отца и сына. После просмотра становится очевидно, что тема выбора, поднятая в спектакле актуальна и сейчас. Делает ли ситуация, возникшая во время правления Петра 1, роман Дмитрия Мережковского бессмертным?  Потому что это проблема современной России или есть еще причины?

— Мережковский пишет о Библейской истории, о том как Петр предстает перед Господом. Он должен ради отечества убить своего сына. Библейская история — поучительна для многих поколений. У Мережковского в романе очень много библейских цитат, что еще раз доказывает, что эта история вечная. Сам автор в произведении говорит, что это вечное противостояние нового и старого мира, отцов и детей. Причем интересно, что более прогрессивным выступает отец, а сын борется за старый мир, что усложняет ситуацию.

Расскажите, как вы готовились к роли, учитывая специфику постановки, ее исторических характер? Что вы читали, посещали ли вы какие-нибудь выставки?

— Мы работали вплотную с романом Мережковского, помимо нее изучали пьесу Горенштейна  “Детоубийца”.  Я читал  и смотрел множество исторических материалов. У меня в планах было доехать до собора,  посетить могилу царевича Алексея, чтобы диалог какой-то с ним состоялся. Нужно было изучить все, что можно, чтобы потом откинуть лишнее и вынести что-то свое, создав личную историю. Пришлось поработать со многими достоверными и, возможно, недостоверными источниками. Фильм Петр 1 был очень полезен. И, конечно, я смотрел как этот немногочисленный образ воплощался в кино и в театре.

Готовиться к исторической роли было сложнее? Сколько времени занимает такая подготовка примерно?

— Подготовку к роли сложно измерить временем. Ты ей живешь, создаешь своего персонажа.  Часто автор писал литературный характер с одного или нескольких своих современников, герой из пьесы мог иметь прототип в жизни и часто это легко узнать, просто подробнее изучив автора и его окружение. Чем лучше подготовка, тем увереннее  чувствуешь себя на сцене. Особенно интересно бывает в так называемом “застольном периоде”, когда репетиции только начинаются, и ты  нащупываешь решение, образ своего персонажа. То есть для меня нет большой разницы я ко всем своим ролям готовлюсь долго и обстоятельно.

 

Давайте поговорим немного о вас. В процессе подготовки к интервью мы изучили ваши социальные сети и обнаружили, что вы не ведете их с 2019 года. В одном из интервью вы говорили, что блоггинг вам нравится и вы хотели бы развиваться в данном направлении. Почему же ситуация сейчас такая?

— Мне нравится  блоггинг. Но еще несколько лет назад он был совершенно другим — необязательным  веселым занятием. В 2022 это сродни профессиональной журналистике. Сейчас есть очень много любопытного  контента на Youtube, который я как зритель с удовольствием потребляю. Просто так делится своим  «уникальным» мнением на фронтальную камеру — не мой формат. То, что меня интересует  как автора, требует серьезной подготовки и вложений.   Чтобы делать уникальный продукт, который бы был мне интересен самому, требуется много всего и главное — работа команды.   Хочется все сделать хорошо. Серьезная  работа требует времени, настоящих съемочных дней, аппаратуры — а халтуру делать мне неинтересно. Но возможно в ближайшее время я смогу запустить подкаст, у меня есть мысли на этот счет. 

 

Осенью 2020 года вам предложили начать преподавательскую деятельность. Расскажите, пожалуйста, помогает ли вам это в вашей актерской деятельности и нравится ли вам преподавать начинающим артистам?

— Преподавать — это безумно интересно, но  это накладывает и огромную ответственность.  И, если мои студенты могут подпитать меня своей непосредственностью,  легкостью восприятия, неординарностью взглядов, я могу им помочь своим опытом, знаниями и вместе мы можем что-то интересное создать. Когда ты передаешь свои знания, являешься для кого-то ориентиром, то ты не можешь позволять себе упасть в их глазах, поэтому  начинаешь стремиться к новым знаниям и прилагать больше усилий для развития, чтобы стать примером для своих учеников. 

Преподавать в довольно молодом возрасте — это нормально для любых театров или это Малый театр дает возможность молодым актерам совмещать работу на сцене с преподаванием?

— Это нормально. Мой мастер Юрий Соломин начал преподавать в 26, его первые студенты — Василий Иванович Бочкарев и Людмила Петровна Полякова и они не намного его младше. Так что эта традиция не нова и идет на пользу всем, и молодым педагогам и студентам.  Пожилые, мудрые педагоги всегда стремятся окружать себя молодежью. Молодые преподаватели есть и в других театральных школах и они достаточно перспективные. 

Да и у меня и у многих моих коллег, которые и преподают и играют на сцене, получается совмещать работу и в театре и в училище.  

Вы также занимаетесь режиссурой. Скажите вам хотелось бы развиваться как режиссеру-постановщику?

— Я сейчас работаю в театре вторым режиссером и моя задача состоит в том, чтобы сохранять спектакль в том виде в котором создал его режиссер-постановщик. Совместно с Юрием Мефодьевичем Соломиным я выпустил детский спектакль «Буратино», который пользуется успехом. Мне хотелось бы конечно дальше работать как режиссеру-постановщику, хочется работать с классикой, надеюсь что выйдет что-то хорошее.

Вы участвовали в двух выпусках подкаста “Много букв”. Скажите, вам вообще понравился такой формат? Хотели бы принять участие еще раз?

— Да, конечно. Во-первых, я смог прикоснуться к любимой литературе — “Дон Кихоту” Сервантеса. Другая история у нас была с “Буратино”. Если кто-то послушал, то это замечательно.

Творчество окружает вас постоянно и в разных форматах. Есть ли у вас стороннее увлечение, которое помогает отвлечься от театральной среды?

— Я не самых плохой сварщик. Не самых плохой плотник. Так что мне есть чем отвлечь себя когда я не занят в театре. 

Поделитесь, пожалуйста, местами в Москве, где вам нравится отдыхать, набираться сил, вдохновляться на новое?

— Я очень люблю заповедник Лосиный Остров. Он правда куда-то уносит из Москвы. Очень здорово еще вечером после спектакля пройтись по улицам города. Так много  новых интересных мест появилось за последние годы в Москве. Их единственный недостаток: они  всем нравятся, поэтому там особо не отдохнешь. А в лесу мне удается побыть одному, там хорошо.

Источник: typical-moscow.ru

Получайте обновления в реальном времени прямо на вашем устройстве, подпишитесь сейчас.

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.